RBC

Спасут не всех: кому помогут власти в период эпидемии

Четыре крупнейшие предпринимательские объединения — Торгово-промышленная палата РФ, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), «Деловая Россия» и «Опора России» — обратились к премьер-министру РФ Михаилу Мишустину с коллективной просьбой оказать радикальную поддержку российскому бизнесу. При этом они ссылаются на опыт высокоразвитых стран, где на поддержку бизнеса выделяются огромные бюджетные средства.

На краю пропасти?

«Практически во всех регионах страны происходит шоковая остановка спроса, предприятия теряют возможность покрывать операционные издержки, осуществлять налоговые платежи и выплаты по кредитам, — утверждают авторы «письма четырех». — Предлагаем признать пострадавшими от коронавируса предприятия всех сфер экономической деятельности, с возможным формированием разных групп мер поддержки в зависимости от специфики конкретного сектора экономики или региона».

Подтверждения надвигающейся катастрофы появляются чуть ли не ежедневно. Так, на днях президент Национального союза полиграфистов (НСП) Сергей Радванецкий направил председателю Санкт-Петербургского отделения «Деловой России» Дмитрию Панову обращение, в котором указал на резкое падение спроса по всему спектру производства полиграфической продукции, включая печатные СМИ и книгоиздание, где объем подтвержденных заказов на полиграфические услуги на апрель и последующие месяцы составляет 50% от объема производства, выполненного в марте 2020 года. «Имеет место тотальное падение спроса на печать во всех сегментах полиграфического рынка, особенно в сегменте «В2С», рекламном и коммерческом секторах, достигающее 80%», — утверждает президент НСП, параллельно отмечая «критическое снижение маржинальности в связи с девальвацией рубля и резким ростом цен на расходные материалы». «Работающие во всех нишах типографии сейчас на грани выживания с угрозой полного закрытия бизнесов со всеми вытекающими последствиями — банкротствами, массовыми увольнениями, невозможностями исполнения обязательств перед бюджетом, банками, контрагентами и т.д.», — утверждает Сергей Радванецкий и предлагает набор мер для обеспечения экономической стабильности.

В конце минувшей недели общественная организация «Опора России» и несколько ассоциаций частных клиник направили обращения на имя премьер-министра РФ Михаила Мишустина с просьбой включить частную медицину в список отраслей экономики, более всего пострадавших от эпидемии. В понедельник, 6 апреля, письмо с аналогичной просьбой к губернатору Петербурга Александру Беглову направили более 20 петербургских автодилеров.

Режим самозанятых

Объединения предпринимателей предлагают правительству широкий спектр поддержки бизнеса на срок не менее шести месяцев. Так, для сокращения операционных издержек просят предоставить не отсрочки по налогам, а освобождение от уплаты налоговых платежей, а также субсидирование платежей по аренде, лизингу, кредитам.

Для стимулирования компаний, вынужденных приостановить свою деятельность, к сохранению рабочих мест авторы обращения предлагают радикально сократить налогообложение фонда оплаты труда и по примеру ряда стран предусмотреть на период остановки субсидию на оплату 2/3 от среднемесячного заработка.

Индивидуальных предпринимателей предлагают на время вынужденного простоя освободить от уплаты фиксированных взносов и выплачивать им ежемесячное пособие на уровне, не ниже МРОТ.

Считают целесообразным с 1 мая распространить режим самозанятых на все регионы РФ, установив налог в размере 1% «для максимального вовлечения граждан в поиск дополнительных источников дохода и легализации своей деятельности».

Спасать всех?

Отметим, что представители крупных перевозчиков утверждают, что объем заказов и, соответственно, перевозок у них практически не изменился. Это позволяет говорить о сохраняющемся пока, по большому счету, объему производства во многих отраслях российской экономики. Кроме того, формально в Петербурге с 6 апреля разрешена деятельность почти во всех отраслях (кроме оффлайновых услуг населению), как можно судить по разъяснениям Смольного.

Однако редакция РБК Петербург постоянно получает сообщения об остановке тех или иных предприятий. Так, член совета директоров корпорации «Русь» Дмитрий Майоров заявил: «Мы были вынуждены в соответствии с указом президента остановить производство, причем фактически бросить уже начатое строительство без проведения консервации… Производство мы до сих пор запустить не можем, поскольку прямого разрешения на работу у нас пока нет». Петербургские автодилеры, которым вроде бы разрешили работать, прогнозируют банкротства из-за снижения спроса. А, по словам президента ПАО «НПО по переработке пластмасс им. «Комсомольской правды» Сергея Цыбукова, в реальности вся промышленность стоит, кроме жизнеобеспечивающих предприятий («пищевка» и энергетика).

В такой ситуации довольно трудно понять, кто в действительности терпит убытки из-за простоя. Это сильно осложняет задачу помогать всем, считает президент Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ Александр Ходачек: «Сложно проверить, кто в действительности работает и зарабатывает деньги, а кто — нет. Или это способ поправить свое финансовое положение за счет государства?». Тем более, отмечает он, что и власти разных регионов, и различные представители контролирующих структур трактуют распоряжения президента и госорганов по-разному. «Но мы не можем, как в Испании, в период кризиса поддерживать всех, вне зависимости от формы собственности. Потому что есть и недобросовестные предприниматели, есть бизнесы, которые в тени находятся. Нам нужно выработать какую-то линию поведения. В этом, на мой взгляд, заключается самая большая сложность в вопросе поддержки бизнеса», — считает эксперт. О реальном положении в экономике можно будет судить только по результатам полугодия, говорит Александр Ходачек. Видимо, всеми этими обстоятельствами объясняется то, что ни федеральное, ни региональные правительства до сих пор не утвердили конкретные программы поддержки бизнеса.

Девять главных «страдальцев»

Совершенно ясно только одно — точно страдает сфера оффлайновых услуг населению. Правительство РФ выделило в ней девять наиболее пострадавших отраслей. По мнению экспертов, этот перечень несовершенен. Так, в нем есть не сильно пострадавшие грузоперевозчики, но отсутствуют частные медицинские клиники, например, стоматологические, которые реально терпят огромные убытки из-за вынужденного простоя.

Сфера услуг — ключевая для любого современного мегаполиса, в ней работает в основном малый и средний бизнес (МСБ), который играет большую социальную роль, предоставляя, с одной стороны, широкий спектр услуг населению, а с другой — рабочие места петербуржцам. По этой причине опрошенные РБК Петербург эксперты склонны поддерживать пафос «письма четырех» — в первую очередь, именно в отношении МСБ. Профессор кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами Санкт-Петербургского государственного экономического университета Елена Ткаченко считает, что в Петербурге власти должны поддержать весь МСБ — много денег на это не потребуется, поскольку его доля в экономике не превышает 20%. Она отмечает, что МСБ не спасает даже переход в онлайн. «Это не лучшим образом сказывается на производительности, эффективности и качестве работы», — считает эксперт.

Мировой кризис усугубил ситуацию

Елена Ткаченко подчеркивает, что ситуация усугубляется тем, что одновременно с пандемией COVID-19 в мире разворачивается глобальный экономический кризис, который эксперты давно предсказывали. Он породил замедление в некоторых отраслях, например, в автомобилестроении, еще до появления коронавируса. Те предприятия, которые завязаны на международные рынки, начали испытывать серьезные проблемы уже в феврале, утверждает эксперт. «По оценкам специалистов, нас всех ждет глобальная рецессия еще минимум два года, так что меры государственной поддержки должны быть долгосрочными, — считает Елена Ткаченко. — Коронавирус мировой кризис не инициировал, а ухудшил, это важно понимать». По ее мнению, объединения предпринимателей предлагают стандартные в такой ситуации меры — аналогичные меры уже принимаются в развитых странах.

В России, отмечает Елена Ткаченко, производственники, наученные предыдущим опытом, давно начали готовиться к мировому кризису, так что нынешние события большой неожиданностью для них не стали, уверена эксперт. «Антикризисные программы в большинстве компаний разработаны, меры принимаются, портфели заказов сформированы так, чтобы обеспечить устойчивость компаний в период нестабильности. Именно поэтому крупные грузоперевозчики сейчас не сталкиваются с падением общего объема перевозок, в том числе и в Петербурге, где из 700 крупных предприятий более 500 работают по гособоронзаказу, который никто не отменял», — говорит она.

К тому же, нужно еще учитывать имеющиеся у предприятий остатки и запасы. «У многих склады были заполнены еще в ноябре-декабре», — отмечает Александр Ходачек. С другой стороны общий объем грузоперевозок перевозок может сохраниться из-за изменения структуры грузов, говорит эксперт — в одних отраслях объемы поставок сократились, зато в других возросли, например, в торговле продуктами питания и товарами первой необходимости (масками, антисептиками, туалетной бумагой и т.п.), где возник ажиотажный спрос.

Падение грузоперевозок заметно, по данным Елены Ткаченко, пожалуй, лишь в одном сегменте — поставок комплектующих из Китая, где была остановка производства и закрытие границ, что вызвало серьезные недопоставки. Российские предприятия, в первую очередь высокотехнологичные, сильно зависящие от китайских поставок, испытывают проблемы. «Это тоже сказывается на экономической ситуации», — считает эксперт. Впрочем, китайцы энергично восстанавливают свое производство и поставки из Поднебесной постепенно возобновляются.

Коронавирус помог властям

В полной мере мировой экономический кризис мы ощутим через некоторое время, когда пандемия COVID-19 пойдет на убыль, все вернутся на работу и увидят, что ситуация в экономике продолжает ухудшаться, считает Елена Ткаченко. По ее мнению, коронавирус облегчил властям всех стран бремя ответственности перед населением за экономическую ситуацию. «Если бы не было коронавируса, увольнения на предприятиях все-равно происходили бы из-за экономического кризиса, — уверена эксперт. — Народ, подогреваемый профсоюзами, особенно в Европе, толпами выходил бы на демонстрации протеста против увольнений. А сейчас ничего этого нет, потому что все на карантине и власти не будут его снимать, пока народ не успокоится. Властям сильно повезло — они могут обойти все острые вопросы, связанные с глобальным экономическим кризисом, списав все на коронавирус и запугав им людей, чтобы они не возмущались».

По мнению экспертов, российские власти скорее всего начнут оказывать реальную помощь в первую очередь девяти выделенным отраслям. «Некоторые меры уже приняты и действуют, например, снижение налогов МСБ, отсрочка по уплате налогов и сдачи отчетности до 30 июня, запрет на проверки и т.д.», — напоминает Елена Ткаченко.

В то же время некоторые компании (даже относящиеся к сфере услуг или к торговле) утверждают, что находятся на грани банкротства, но остаются без поддержки, потому что не подпадают под критерии государства. Так, существующие меры правительства Петербурга по поддержке малого и среднего бизнеса практически недоступны городским автодилерам из-за значительных торговых оборотов отрасли. Под критерии отнесения к малому бизнесу не подпадает и основная часть «белых» представителей туриндустрии — главных отраслевых налогоплательщиков. «Получается, те, кто работает «в серую» и отпускает персонал без содержания, помощь получит, а те, на ком держатся бюджет и коллективы — нет», — недоумевает Виктория Шамликашвили, инвестор Indigo Hotel, генеральный директор туристической компании ITS.

Сохранить доходы работников

Для населения самое важное в нынешнем кризисе — сохранение доходов. Но, по мнению Александра Ходачека, в Петербурге даже работающие бюджетные организации будут сокращать выплаты сотрудникам. «Гарантированная часть зарплаты будет заплачена, а премии и надбавки — нет, потому что действует режим выходных дней», — говорит эксперт. Все понимают, что работодатели не могут обеспечить сохранение доходов людям лишь своими усилиями, поэтому в «письме четырех» государству предлагается компенсировать работодателям 2/3 затрат на зарплаты работникам, отправленным в вынужденный отпуск.

Елена Ткаченко считает, что даже относительно богатый Петербург не способен выплатить такие компенсации всем нуждающимся. «Даже утвержденные меры поддержки бизнеса уже привели к дефициту городского бюджета, — утверждает она. — Городу придется прибегать к заимствованиям при крайне неблагоприятной внешней среде. На компенсации зарплат у городского бюджета денег нет». Но Александр Ходачек более оптимистичен: «Я думаю, что денег у государства на это хватит, была бы политическая воля. Нынешний курс рубля к основным валютам позволяет государству выполнить свои социальные обязательства, в том числе, по отношению к работающим в частном бизнесе. А выплаты организовать очень просто — все данные на работников есть и в налоговой службе, и в пенсионном фонде, и в фонде ОМС, так что очень легко сформировать документы на компенсации работникам. Правда, только легальным, кто платит налоги». В федеральном ФНБ деньги есть, но всем и сразу их раздавать сейчас не будут, считают эксперты, власти будут ждать дальнейшего развития событий.

Автор: Владимир Грязневич

Автор публикации

не в сети 3 недели

admin

Комментарии: 1Публикации: 123Регистрация: 15-04-2020